История России
Россия с начала II Мировой войны и до Брежнева.

Главная страница

 

Содержание

Национальная политика после смерти Сталина

Во время болезни Сталина, Берия мог захватить власть и стать во главе партии и правительства, - Москва была окружена полицейскими войсками. Однако, он этого не сделал. Удовлетворившись скромной ролью министра МВД (которое вновь было объединено с МГБ) и заместителя главы правительства, он более почетные посты уступил своим товарищам по ликвидации Сталина. Председателем Совета министров стал Маленков, министром обороны Булганин, исполняющим должность первого секретаря ЦК - Хрущев.

Отказался Берия от первой роли не потому, что не хотел ее играть, а потому, что привык действовать по-сталински - наносить удары не торопясь, хорошо все обдумав и тщательно подготовив. Хотя в его руках и были войска МВД, но московский гарнизон и армия были в руках его противников - ген. Москаленко и маршала Жукова, а внутренняя охрана Кремля - в подчинении секретариату ЦК.

Помимо этого была еще одна причина. Берия понимал, что занять место Сталина и укрепиться на нем можно только, пойдя по антисталинскому пути. Не из раскаяния в совершенных преступлениях, не из гуманных целей, а из политического расчета нужно начать проведение реформ, чтобы таким способом получить поддержку широких масс.

Уже 4 апреля, обвинив полицейскую систему в фальсификации, Берия освободил “врачей-вредителей”. Лишь только водрузили Сталина в мавзолей его учителя, он был предан забвению. Было приостановлено издание его сочинений; его имя перестало упоминаться в печати; начался пересмотр “сталинской национальной политики”.

Царское правительство, открыто исповедуя великодержавную идею, не только никогда не угнетало присоединенные к Российской Империи народы, но многим из них (финляндцам, народам Кавказа и Средней Азии) давало преимущество перед русскими, - они освобождались от несения воинской повинности,* а польские и прибалтийские крестьяне были освобождены значительно раньше, чем русские.

Как правило, царское правительство никогда не стремилось к насильственной ассимиляции неславянских народов.

Финляндия была фактически независимым государством, связанным с Россией лишь персональной унией (от этого положения было лишь кратковременное отступление, продолжавшееся 6 лет).

Присоединенной к России Польше была дарована широкая конституция в то время, когда Россия ее не имела. Полякам было этого не достаточно, они хотели не только полной независимости, но еще и присоединения к Польше русских земель. Подняв восстание, они лишились конституции.

Но с поляками у России вообще были особые счеты: не только русские, в течение 102 лет владели частью польских земель, но и поляки захватывали Москву, Смоленск и в течение нескольких веков держали под своей властью Киев и юго-западные и западные окраины России, лишив живущих там православных людей всех прав и превратив крестьян в своих холопов.

Все остальные присоединенные народы сразу уравнивались в правах с русскими.

Недаром эмир бухарский в 1918 г., обратился к народам Хивы и Бухары со следующим заявлением: “Среди нас борются с коммунистической властью русские, сыны той Москвы, которая нас завоевала в открытом бою. Они наши друзья и наши братья, ибо они порабощены той же коммунистической властью, что и мы. Мой отец. Великий Сеид Абдул Богадур, был генералом славной русской армии и членом свиты русского Белого Царя, который не вмешивался в нашу внутреннюю жизнь, относился с уважением к нашей вере и уважал нас за нашу воинскую доблесть. Мы верим, что вместе с нами поднимется против советской власти и русский народ, и тогда красная Москва станет вновь государством, в котором будут мирно жить и трудиться многочисленные племена и народы, пользуясь широкими правами “внутреннего самоуправления”.

Что касается украинских сепаратистов, то это движение никогда не было народным (за Мазепой пошло лишь около двух тысяч казаков; в Белой армии было несравненно больше украинцев, чем у Петлюры), оно было политической партией, вскормленной врагами России - Австрией.

Когда было закончено покорение Кавказа - сдался, сражавшийся 20 лет против России, имам Шамиль, - он получил дачу в Калуге и жил там без всякой охраны. Перед смертью, с разрешения царя, он отправился в паломничество в Мекку, где и умер в 1871 г. Его сын, поступив в русскую армию, дослужился до чина ген.-майора.

На особом положении в России были евреи, исповедующие иудейскую веру (перейдя в другую веру, они автоматически получали все гражданские права).

В течение XIX века отношение русского правительства к евреям менялось в зависимости от проводимой им внутренней политики. При Александре I, в 1804 г. было издано “Положение об устройстве евреев”, согласно которому “все евреи в России обитающие суть свободны и состоят под точным покровительством законов наравне со всеми другими российскими подданными”. Кроме того они были освобождены от несения воинской повинности, что дало основание Пестелю упрекать правительство в том, что евреи “ныне в России пользуются большими правами, нежели сами христиане”.

При Николае I были введены большие строгости и ограничения для всех граждан Империи. Коснулись они и евреев: по “Положению об евреях”, изданному в 1835 г., была сужена черта их оседлости; вне этой черты евреям дозволялось лишь временное пребывание для торговых дел и получения образования; на государственную службу они могли приниматься только с Высочайшего разрешения; для евреев вводилась воинская повинность.

При Александре II был издан ряд законов, расширяющих гражданское права евреев. По закону 1961 г., евреи, получившие высшее образование “допускаются в службу по всем ведомствам” на всем пространстве Империи; “им разрешается также постоянное пребывание во всех губерниях и областях Империи для занятия торговлей и промышленностью”.

По закону 1865 г., разрешается проживать повсеместно в Империи евреям “механикам, винокурам, пивоварам и вообще мастерам и ремесленникам”, а также - молодым людям для обучения ремеслам. Доступ к образованию (как к среднему, так и к высшему) в то время для евреев был свободным.

После убийства Александра II и вступления на престол Александра III, как одна из мер борьбы с крамолой, вводится ряд ограничений по отношению к евреям; сокращается черта еврейской оседлости; в ее пределах евреям запрещается селиться вне городов и местечек. В 1887 г. вводится для еврейских детей процентная норма в государственных учебных заведениях - в черте оседлости 10%, в Петербурге и Москве - 3%, в остальных местностях — 5%.

В 1891 г. высылаются из Москвы механики, мастера и ремесленники, проживавшие там согласно закону 1965 г. В следующем году евреи лишаются права участия в органах городского управления.

Одновременно с преследованиями евреев со стороны правительства, в народе возникают антиеврейские настроения. Ранней весной 1881 г. начинаются еврейские погромы. “Почему именно тогда? - задает вопрос в своей статье “Осторожно: правдолюбцы!” Евгнений Манин, — “Почему не десятью годами раньше или двадцатью годами позже? Ответ столь же прост, сколь печален. 1 марта 1881 г. некий еврей-революционер, “борец за идею” из террористической организации “Земля и Воля”, убил имп. Александра II.*

Участие евреев в революционной деятельности в России не ограничилось убийством императора Александра II. Они и в дальнейшем играли большую роль во всех оппозиционных и революционных организациях, группах и кружках и принимали самое деятельное участие в террористических актах. Провокатор и организатор крупных террористических актов, долголетний начальник “Боевой организации” эсэров Евно Азеф, стал известен всему миру. Во время революции 1905 г., во главе Совета рабочих депутатов, пытавшегося стать всероссийским правительством, стоял сначала еврей Косарь, а затем тоже еврей Бронштейн (Троцкий).

В революционные дни на митингах и демонстрациях, руководимых революционерами, среди которых было много евреев, выкрикивались лозунги “Долой Николашку! ... Долой попов!” и пр. Это не могло не оскорблять чувства русских патриотов. Поэтому понятно, что широкие народные массы России ставили знак равенства между понятиями “еврей” и “революционер”.

1917 г. большевики захватили власть, и евреи заняли целый ряд руководящих государственных постов: Троцкий стал во главе Красной армии; Гамарник - руководителем политического воспитания армии; Зиновьев (Апфельбаум) - комиссаром внутренных дел; Стеклов (Нахамкес) и Авербах захватили в свои руки печать; ведение иностранных дел было поручено Иоффе, Сурицу, Литвинову (Финкельштейну) и т.д.

Недаром “Отечественное объединение русских евреев заграницей”, в выпущенной в 1923 г. книге “Россия и еврейство”, обращалось к евреям всего мира с предупреждением, в котором говорилось, что чрезмерное участие евреев в административных и карательных органах советской власти вызовет недовольство русского народа и может привести к нежелательным последствиям для всего еврейства.

Советская власть, объявив официально, что СССР создан на принципах “равенства и полной добровольности объединения с сохранением за каждой республикой права свободного выхода из союза”, поступила со всеми национальными меньшинствами не так, как царское правительство: она лишила их, как впрочем и все народы России, всех гражданских прав и подвергла небывалым издевательствам и террору. Сталин дошел до того, что объявил Шамиля не только “реакционером”, но и “иностранным шпионом”, а ряд кавказских народов: чеченцев, ингушей, балкарцев и карачаевцев, а также крымских татар — изгнал из родных земель.

По докладу Берия, президиум ЦК 12 июня 1953 г. вынес постановление покончить с извращением советской национальной политики; организовать подготовку выдвижения на руководящую работу людей местной национальности; ввести делопроизводство в национальных республиках на местных языках.

Берия и практически приступил к проведению своей национальной программы: на Украине и в Белоруссии первые секретари-русские были заменены местными уроженцами, в Латвии второй секретарь-русский (который фактически был первым) был заменен латышем.

На этом деятельность Берия закончилась, - 26 июня он был арестован, и национальная политика на окраинах осталась прежней.

Национальная политика после смерти Сталина