История России
Россия с начала II Мировой войны и до Брежнева.

Главная страница

 

Содержание

После смерти Сталина

Но оставим легенды и перейдем к фактам.

В первом правительственном сообщении указывалось, что кровоизлияние в мозг у Сталина произошло, когда он находился на своей квартире в Кремле. На самом деле в то время он был на своей даче в Кунцеве.

О болезни Сталина (удар произошел 1-го или 2-го) сообщается лишь 4-го.

В тот же день сообщается, что для лечения Сталина создана комиссия из 8-ми врачей и что лечение проводится под постоянным наблюдением ЦК КПСС и Совета министров СССР, а на другой день (когда Сталин уже умирал) создается новая врачебная комиссия из 7-ми человек, которая подтверждает правильность поставленного диагноза и лечения.

Кто были эти врачи? Их никто не знает. Не знает их и Светлана Аллилуева. Видимо никто из них не принадлежал к Лечебно-санитарному управлению Кремля. Вызывал их Берия, конечно тех, которые исполняли его волю.

После смерти Сталина некоторые из них “внезапно” умерли, остальные очутились в концлагерях.

Беззаветно преданного Сталину его сына, дочь, Ворошилова и Кагановича допустили к больному только на второй или третий день его болезни, тогда, когда он был уже без сознания.

Сразу после смерти Сталина, 6-го, был разогнан созданный им на XIX съезде Президиум ЦК из 25 человек и 11 кандидатов, и восстановлено старое Политбюро; реорганизуется секретариат ЦК - из него изгоняются те, на кого опирался Сталин, и вводится Игнатьев; снимаются со своих постов министр обороны маршал Василевский, командующий Московским военным округом ген.-полковник Артемьев, комендант Москвы ген. лейтенант Синилов; арестовывается весь руководящий состав министерства госбезопасности; происходит спешная чистка ставленников Сталина в Ленинграде, Киеве и Минске; бесследно исчезают личный телохранитель Сталина Поскребышев и комендант дачи в Кунцево ген. Власик.

Разгрому подверглась также Кунцевская дача, чины ее охраны и обслуга. В своих “Двадцати письмах к другу” Светлана Аллилуева пишет: “На второй день после смерти его хозяина, - еще не было похорон, — по распоряжению Берия созвали всю прислугу и охрану, весь штат обслуживающий дачу, и объявили им, что вещи должны быть немедленно вынесены отсюда, а все должны покинуть это помещение”. Видимо, новым хозяевам нужно было убрать всех, кто “слишком много знает”.

Если бы Сталин умер естественной смертью, то все вышеуказанные мероприятия не были бы нужны. Их можно объяснить лишь тем, что наследники Сталина хотели замести следы преступления.

На XX съезде Хрущев сделал одно очень интересное признание: “Не исключено, что если бы Сталин оставался у власти еще несколько месяцев, товарищи Молотов и Микоян не могли бы произнести речей на этом съезде. Сталин намеревался покончить со всеми старыми членамим Политбюро...”

Трудно представить себе, чтобы люди, зная свою обреченность, сидели сложа руки, и не предприняли никаких мер к своему спасению. А спасти их могла лишь смерть Сталина.

Еще более откровенным является признание Хрущева, сделанное им на митинге в честь венгерской партийно-правительственной делегации 19 июня 1964 г., которое передавалось по всему СССР и по всей Восточной Европе: “Сталин стрелял по своим. По ветеранам революции. Вот за этот произвол мы его осуждаем. Напрасны потуги тех, кто хочет изменить руководство в нашей стране и взять под защиту все злоупотребления, которые совершил Сталин ... И никто не обелит ... Черного кобеля не отмоешь добела ... В истории человечества было немало тиранов жестоких, но все они погибли так же от топора, как сами власть поддерживали топором.”

После смерти Сталина