История России
Россия с начала II Мировой войны и до Брежнева.

Главная страница

 

Содержание

Смерть Сталина – свидетельства

13 января 1953 г. в “Правде” появилась статья, призывающая народ разоблачать “врагов народа” и “буржуазных националистов”.

21-го был опубликован Указ Верховного Совета СССР “о награждении врача Л.Ф. Тимашук орденом Ленина за ее помощь в разоблачении врачей-вредителей”.

22-го в “Правде” был напечатан доклад Михайлова, в котором он повторял статью Сталина от 13 января.

Такие статьи появлялись в газетах ежедневно, вплоть до 28февраля.

1 марта “Правда” (набранная накануне вечером) вышла еще со статьями об “Убийцах”, “шпионах”, об арестах шпионов в разных районах СССР, о кражах секретных документов и пр. И вдруг наступила резкая перемена - 2-го и 3-го марта ни в одной газете ни слова о “врагах народа”, “убийцах” и т.п.

4-го в “Правде” появилась правительственное сообщение о том, что в ночь на 2 марта у Сталина произошел удар - кровоизлияние в мозг, когда он находился на своей квартире в Москве.

5-го и 6-го публиковались бюллетени о ходе его болезни и 6-го же было сообщено о его смерти.

Казалось бы, что смерть человека в 73-летнем возрасте явление нормальное. Однако, ряд обстоятельств, связанных с болезнью и смертью Сталина, заставляет предполагать, что она наступила не без постороннего вмешательства.

Официальных документов, подтверждающих это предположение, нет (может быть они и существуют, но до сих пор не опубликованы), но есть много указывающих на это косвенных доказательств.

А. Гарриман, бывший губернатор штата Нью Йорк и бывший посол США в Москве, так передает, слышанный им от Хрущева, рассказ о болезни и смерти Сталина:” .. .Однажды, в субботу ночью, он (Сталин) пригласил нас на обед к себе на дачу за городом. Сталин был в хорошем настроении. Это был веселый вечер, и мы хорошо провели время. Потом мы поехали домой. По воскресеньям он обычно звонил нам, чтобы обсуждать дела, но в то воскресенье он не звонил, что нас поразило. В понедельник он также не вернулся в город. В понедельник вечером звонит начальник его личной охраны и говорит, что Сталин болен. Все мы - Берия, Маленков, Булганин и я - немедленно отправились на дачу, чтобы увидеть его. Он уже потерял сознание ... Мы находились с ним три дня, но сознание к нему не возвращалось. Потом, на некоторое время к нему вернулось сознание, и тогда мы вошли в его комнату. Сиделка поила его чаем из ложечки. Он пожал нам руки и старался шутить с нами... Через некоторое время он умер. Я плакал .. .”

В своих “Воспоминаниях” Хрущев этот эпизод описывает немного по-другому: “...Маленков, Берия, Булганин и я были у него на даче Ближняя в субботу ночью... Как обычно, обед продолжался до 5-6 утра. Сталин был после обеда изрядно пьяный и в очень приподнятом настроении. Не было никаких признаков какого-нибудь физического недомогания… Мы разошлись по домам, счастливые, что обед кончился так хорошо... Я был уверен, что на следующий день, в воскресенье, Сталин вызовет нас для встречи, но от него не было звонка. Вдруг раздался телефонный звонок. Это был Маленков, он сказал: Слушай, только что звонила охрана с дачи Сталина. Они думают, что со Сталиниым что-то случилось... Я уже сообщил Берии и Булганину.

Я быстро оделся и поехал на дачу Сталина... Когда мы все собрались, мы посетили дежурных офицеров, прежде чем идти в комнату Сталина. Офицеры объяснили нам, почему они подняли тревогу: Товарищ Сталин обычно почти всегда вызывает кого-нибудь и просит чай или что-нибудь поесть к 11-ти часам. Сегодня он этого не сделал. Поэтому они послали Матрену Петровну узнать, в чем дело... Вернувшись, она сообщила охране, что Сталин лежит на полу большой комнаты, в которой он обычно спит... Когда нам все это рассказали, мы решили, что неудобно явиться к Сталину, когда он в таком непрезентабельном состоянии. Мы разъехались по домам.

... Поздно ночью Маленков позвонил второй раз: Охрана Сталина звонила опять. Они говорят, что со Сталиным что-то определенно не в порядке…

Собравшись опять на даче, мы снова послали Матрену Петровну проверить состояние Сталина. Вернувшись, она сказала, что он спит глубоким сном, но сном не обыкновенным. Мы решили, что лучше уехать. Мы поручили Маленкову вызвать Кагановича и Ворошилова, которых не было накануне, а также врачей... Мы сделали все, чтобы поставить Сталина на ноги”.

В западной прессе, в свое время, появилось несколько версии описывающих смерть Сталина. Помимо двух, уже изложенных (Гарримана и Хрущева) есть еще четыре. Две из них созданы, по заданию Кремля, Эренбургом и Пономаренко. Их целью было показать Западу, что послесталинские руководители ЦК помешали Сталину довести до конца дело “врачей-вредителей” и создать новую черту оседлости для евреев.

Согласно этим версиям, на заседании Президиума ЦК Сталин поднял вышеупомянутые вопросы. Члены ЦК стали резко протестовать. Это взбесило Сталина. От волнения у него произошел удар, в результате которого наступила смерть.

В 1963 г. Хрущев сообщил руководителям польской компартии еще одну версию, которая была отпечатана в “Paris Match” и “Der Spiegel”.

Сталин умер не в Кремле, на своей квартире, а на Кунцевской даче. В ночь на 2-ое марта охрана вызвала туда Хрущева, Маленкова, Берия и Молотова и сообщила, что уже много часов Сталин не подает признаков жизни.

Когда взломали дверь, то нашли Сталина лежащего на полу.

Сначала решили, что он мертв, но когда он открыл глаза, то Хрущев, Маленков и Молотов вышли из комнаты, оставив там Берия, который всегда носил с собой ампулы с ядом. Через 5 часов вызвали врачей. Помимо всех вышеизложенных версий, автор замечательных исследований обстоятельств смерти Сталина, А. Авторханов, в своем труде “Загадка смерти Сталина”, приводит еще одну, “исходящую, - по его утверждению, - из кругов реабилитированных старых большевиков. Эта версия получена при исключительных обстоятельствах, о которых еще рано писать”.

Согласно этой вереи, за неделю до конца февраля Сталин сообщил Бюро Президиума ЦК, что процесс над “врачами-вредителями” назначен на середину марта, и вручил членам Бюро копию с “обвинительным заключением” генерального прокурора СССР. В этом акте говорилось, что американцы во время войны сумели создать свои агентурные точки в кремлевском медико-санитарном управлении, в ЦК (Лозовский) и МГБ (Абакумов). То же сделали и англичане еще до войны, завербовав в свою сеть членов ЦК Кузнецова, Попкова и Радионова. К отравлению были предназначены маршалы Василевский, Конев, Говоров, и Штеменко.

Когда Берия, Маленков, Хрущев и Булганин проштудировали этот документ, то решили обсудить положение. Встретившись в подмосковном лесу, они решили предложить Сталину подать в отставку со всех постов. Но так как они боялись, что Сталин, подписав отставку, все же сможет их уничтожить, то поручили Берии, как специалисту в таких делах, выработать план действий.

Отвергнув предложение Маленкова о заключении Сталина на Соловки (оттуда его могут освободить китайцы - из сочувствия, или американцы - из любопытства) Берия заявил, что он и чекисты могут ручаться только за мертвого Сталина. Все с этим согласились.

Во время новой лесной прогулки Берия предложил два плана:

“малый” и “оптимальный”. Первый заключался в том, что на очередном ужине в Кунцеве с “четверкой” (Берия, Маленков, Хрущев, и Булганин) у Сталина случится смертельный удар. Однако, умереть он должен не сразу, а в присутствии детей и врачей. Второй план предвидел взрыв дачи Сталина.

Ко времени проведения этой операции из Москвы должны быть удалены все явные сторонники Сталина, особенно те, кто заведывал средствами связи и информации, а также некоторые видные руководители обороны, МВД и комендатуры Кремля. Также должны быть выключены все средства связи на даче Сталина, его кремлевской квартире и у всех служащих его кабинетов, и прерваны все средства сообщения для всех, кроме “четверки” (дочь Сталина Светлана пыталась 1 марта позвонить отцу, но не смогла добиться связи!.

В случае провала первого плана применялся второй. После проведенной подготовки, 28 февраля заговорщики встретились со Сталиным на его даче в Кунцеве. Обсудив текущие вопросы и хорошо выпив, Хрущев, Маленков и Булганин уехали в Кремль, а Берия остался.

Сообщив Сталину, что есть потрясающие данные против Хрущева по “делу врачей”, Берия вызвал свою сотрудницу (по другому варианту своего адъютанта) с папкой документов. Подойдя к Сталину, женщина плеснула ему в лицо одурманивающую жидкость. Сталин сразу потерял сознание. Тогда она сделала ему несколько уколов - ввела яд замедленного действия.

В дальнейшем, в процессе “лечения”, эта же женщина, теперь уже в качестве врача, продолжала делать Сталину уколы, чтобы он умирал медленно и естественно.

Все вышеуказанные варианты можно было бы, конечно, считать плодом фантазии Хрущева и других лиц, и не придавать им значения, но сам собою напрашивается вопрос: для чего нужно было создавать легенды, если болезнь и смерть Сталина произошли естественным путем?

Смерть Сталина – свидетельства