История России
Россия с начала II Мировой войны и до Брежнева.

Главная страница

 

Содержание

Внутренняя политика в СССР после войны

Больше двадцати лет Россия была отгорожена от всего мира “железным занавесом”. Поколение, которое выросло за эти годы, было убеждено, что в Европе, так же как и в остальном “капиталистическом мире”, царит экономический хаос, безработица, нищета. Крестьяне и рабочие, угнетаемые и эксплуатируемые помещиками и капиталистами, влачат жалкое, полуголодное существование.

Но вот вспыхнула война, рухнул “железный занавес” и советские граждане, очутившись в Европе, увидели богатые опрятные деревни, более благоустроенные, чем советские города, и города, в которых, несмотря на причиненные бомбардировками разрушения, жизнь была хорошо организована и жизненный уровень населения был намного выше довоенного советского, а главное, что несмотря на диктаторский режим и вызванные войной ограничения, основная масса коренного населения чувствовала себя несравненно свободнее, чем в СССР.

Возвращаясь домой, люди сразу чувствовали, что попадают в какое-то мрачное царство, где жизнь несравненно хуже, чем в побежденной Германии и других восточно-европейских странах.

Особенно сильное впечатление о различиях в жизни создалось у “остов”, которые видели Германию, пока она еще не была разрушена.

Во время войны, напрягая все силы и неся огромные потери, народ надеялся и верил, что, отстаивая свое Отечество от германского нашествия, он одновременно борется и за новую, лучшую жизнь, что к старому возврата не может быть.

Кончилась война, но многомиллионная армия еще не была демобилизована, в руках народа еще было оружие, и во главе армии еще стояли, выдвинувшиеся во время войны, пользующиеся в народе огромной популярностью, полководцы.

Народ, в течение четырех лет, постоянно смотревший в глаза смерти, уже не был таким запуганным и покорным, как до войны. Это создавало положение, при котором народное недовольство могло легко вылиться наружу.

Сталин не был настолько наивен, чтобы, зная народные настроения, не предвидеть и не учесть грозящей ему опасности. Он всегда крепко держал власть в своих руках и теперь выпускать ее не собирался, поэтому он сразу принял соответствующие меры.

Вся его внутренняя политика первых послевоенных лет была направлена к беспощадному искоренению в народе свободомыслия - “бунтарского духа”, желания жить так, как живут люди на Западе, и к ликвидации тех уступок, которые во время войны, по необходимости, были даны властью народу.

Помимо этого Сталин видел для себя еще одну угрозу, которую необходимо было возможно скорее устранить. Когда, под влиянием разыгравшейся на фронте катастрофы, он растерялся и, решив, что гибель неминуема, умыл руки и бросил страну на произвол судьбы, то нашлись люди, не потерявшие присутствия духа. Проявив огромную энергию, они остановили развал и организовали оборону страны;

Берия - при помощи политической полиции (“Смерш”, заградительные отряды), Маленков - партаппарата, а Жуков - взяв фактически руководство армией в свои руки.

Выдвинувшись таким образом эти люди заняли ключевые посты (в их руках была армия, партия и полиция), которые дали им возможность оказывать исключительное влияние не только на ход событий, но и на самого Сталина.

После войны влияние Маленкова возросло еще больше. Руководя партией и подбирая высшие кадры партии, правительства и армии, он, не будучи членом Политбюро, выдвинулся на пост первого после Сталина секретаря Ц.К. Собравшийся в марте 1946 г. пленум Ц.К. избрал его членом Политбюро и утвердил в занимаемой должности. Такое положение Маленкова делало его опасным соперником Сталина.

Если в период внешней опасности Сталин был принужден мириться с создавшимся положением, то теперь, когда угроза миновала, он мириться с ним больше не мог. Эту опасность необходимо было, как можно скорее, устранить, обезвредив своих врагов.

Для проведения этой операции Сталин воспользовался услугами Жданова, который с 1934 г. был постоянным секретарем Ц.К. Со времени ликвидации Кирова он был ближайшим помощником Сталина в Секретариате Ц.К.

Во время войны он, вместе с Ворошиловым, довел Северный фронт до катастрофы - дал возможность немцам окружить Ленинград. За это Ворошилов был отстранен от командования, а Жданов попал в опалу. Однако в 1945 г. Сталин сменил гнев на милость и назначил его вновь первым секретарем Ц.К. и, сделав его своим ближайшим помощником, поручил ему подготовку и проведение послевоенной чистки.