История России
Россия с начала II Мировой войны и до Брежнева.

Главная страница

 

Содержание

Преступники со стороны союзников

Союзная авиация не щадила не только своих врагов, но и друзей. В 1944 г., в первый день самого большого православного праздника - Святой Пасхи, она подвергла бомбардировке Белград, населенный исключительно православными; не жалела она бомб и, бросая их, на лагеря военнопленных и насильно вывезенных немцами на работу в Германию иностранных рабочих.

А каким словом кроме варварства можно назвать истребление атомными бомбами мирных жителей Нагасаки, Хирошимы, несмотря на возражения как американского, так и британского главнокомандующих ген. Мак Артура и лорда Луиса Маунтбаттена, утверждавших, что Япония и без того находится на пороге окончательного поражения?

Кто, отказавшись помочь, восставшим в Варшаве польским патриотам, обрек их на расправу немцам; кто в Катыни и около Винницы расстрелял тысячи ни в чем не повинных польских и российских офицеров, истребил во время коллективизации более 10 миллионов крестьян и расстрелял без суда миллионы невинных своих граждан? Кто подписал с Ялте позорное соглашение, на основании которого после войны были выданы Сталину, на смерть и гибель в концлагерях, сотни тысяч отдавшихся под защиту западных демократий людей, повинных лишь в том, что боролись (или только были готовы бороться) за освобождение свое и своего народа от страшного коммунистического ига, а десятки миллионов - народы Восточной Европы и Балкан — были отданы на расправу и в рабство коммунистам?

Неужели демократические вожди не знали о том, как советская пресса и радио, во главе с Ильёй Эренбургом, призывали красных воинов мстить и убивать фашистов (этим словом они клеймили всех антикоммунистов), даже “не рожденных” (беременных женщин)?

Почему и в советской, и в демократической прессе не было упоминаний о том, что в период освобождения от германской оккупации, во Франции было убито более 100 тысяч антикоммунистов, что в самых страшных немецких концлагерях (вероятно и во многих других) занимали ответственные посты и были палачами коммунисты, отличавшиеся от гестаповцев лишь тем, что были намного хуже их, - они преследовали, мучили и убивали тех, кто считал их товарищами в борьбе с общим врагом?

Вот, что пишут об этом очевидцы. Сын знаменитого норвежского полярного исследователя Одо Нансен, описывая свои наблюдения в концлагере Саксенхаузен за полтора года до окончания войны, пишет:

"Просто удивительно, как коммунистам удавалось верховодить здесь; после эсэсовцев они пользовались полной властью в лагере, привлекая коммунистов всех наций, и ставя их на руководящие места..."

Подполковник авиации Ио-Томас, сброшенный с парашютом во Франции в помощь “резистансу” (французским партизанам), пойманный немцами и посаженный ими в наихудший концлагерь, Бухенвальд, пишет: “Все трое главных внутренних управляющих лагеря, так называемые старосты, были коммунистами”. Под их наблюдением “заключенным прививали тиф и другие бациллы ... Из группы в 37 офицеров выжили только трое ... им приходилось бояться своих солагерников почти так же, как они раньше боялись немцев; если бы коммунисты узнали, что офицерам удалось избежать виселицы, они наверняка донесли бы на них”.

Пожилому австрийскому генералу Вильгельму Шпильфриду, пережившему заключение в Дахау, удалось при роспуске лагеря (по прибытии союзных войск) вынести из него картотеку Гестапо со списком убитых, с описанием этих убийств и подписями работников Гестапо, ответственных за каждый такой случай. Это дало возможность обнаружить среди агентов Гестапо несколько личностей ставших руководящими сотрудниками Тито.

Маршал Тито (Иосиф Броз), проходя с 1933 по 1941 г. в Москве соответствующую подготовку к своей будущей деятельности, был в курсе многих кремлевских тайн. Когда он, в 1948 г., отказал в повиновении Сталину, то, боясь с его стороны мести, решил защитить себя опубликованием некоторых, известных ему, тайн, в расчете, что Сталин не пожелает дальнейших разоблачений и оставит его в покое. С этой целью он предал суду (происходившему 20-го апреля 1948 г. в гор. Любляна) и расстрелял 13 видных коммунистов, бывших агентов НКВД, за участие в массовых убийствах заключенных в немецком концлагере Дахау.

На суде обвиняемые оправдывались тем, что не убили и не причинили вреда ни одному коммунисту, выбирая кандидатов на смерть из числа консерваторов или либералов, католиков, протестантов, православных, евреев и цыган.

Главный обвиняемый Юранич признал: “Да, я убил сотни и даже тысячи людей и принимал участие в медицинских экспериментах, это было моей работой в Дахау.”