История России
Россия в XX веке.

Главная страница

 

Содержание

Начало войны

Гитлер, конечно, хотел уничтожить «большевистскую опасность», но главной его целью было уничтожить Британскую империю. Именно эту блестящую перспективу рисовал фюрер Молотову на переговорах в Берлине в ноябре 1940 года. Он утверждал, что хочет создать мировую коалицию заинтересованных стран (с участием Советского Союза), интересы которых были бы удовлетворены «за счет британской конкурсной массы».

Но переговоры показали, что раздел сфер влияния в мировом масштабе едва ли возможен, и Гитлер утвердился в своем решении начать войну против СССР. Фюрер полагал, что победа над единственным возможным союзником Англии на востоке не позволит ей долго сопротивляться натиску вермахта, а в случае затяжной войны Германия воспользуется ресурсами Восточной Европы. Об этом Гитлер говорил высшим германским военачальникам еще в июле 1940 года.

Итак, Гитлер готов был в любой удобный момент нарушить пакт о ненападении. Но до последнего момента и Советский Союз, и Германия делали вид, что находятся в хороших отношениях. Это было вызвано не только стремлением ввести в заблуждение возможного противника. Договор о дружбе был выгоден обеим сторонам с экономической точки зрения и поэтому соблюдался.

Когда в конце 1940 года СССР согласился увеличить поставки зерна в Германию на 10 процентов, та вынуждена была в ответ увеличить поставки в СССР алюминия и кобальта, в которых советская промышленность испытывала тогда недостаток. В СССР также поступали автомобили, станки и вооружения. В течение двух лет, с учетом опыта конфликтов на Дальнем Востоке и войны с Финляндией, СССР смог в значительной степени улучшить боеспособность своих вооруженных сил, создать новые образцы вооружений и начать военное производство на востоке страны и на Урале.

Однако в целом СССР к войне готов не был. Весной 1941 года Германия объективно находилась в выигрышном положении. У нее была испытанная в боях армия, налаженное производство самых современных вооружений и все ресурсы Европы. На Западе уже никто, кроме Англии, не оказывал сопротивления, а США занимали неопределенную позицию.

В СССР политическое руководство пребывало в уверенности, что до войны еше есть время. Кадровый состав советских вооруженных сил из-за репрессий понес серьезные потери. Не был освоен массовый выпуск новейших вооружений. Четкая концепция ведения войны отсутствовала: даже после финской кампании командный состав Красной армии пребывал в убеждении, что бить врага предстоит на его территории. Наконец, советская пропаганда явно переборщила, демонстрируя уверенность в том, что войны с Германией не будет.

14 июня 1941 года ТАСС все еще официально опровергал слухи о возможной войне, а те, кто пытался говорить об этом, рисковали свободой. Тем не менее, некоторые меры были приняты. В июне 1940 года в СССР была введена шестидневная рабочая неделя и восьмичасовой рабочий день (с августа 1929 года рабочая неделя была пятидневной, продолжительность рабочего дня составляла семь часов), а за прогул можно было угодить под суд. Рабочие потеряли право свободно менять место работы.

В начале 1941 года в пятилетний план были внесены изменения с тем, чтобы ускорить выполнение военных программ. Большого успеха добилась советская дипломатия: 13 апреля 1941 года был заключен договор с Японией о нейтралитете, и хотя бы на время опасность войны на два фронта миновала.

Сталин продолжал верить, что Германия не нарушит пакт о ненападении. Сообщения о неизбежности гитлеровской агрессии против СССР, причем в самое ближайшее время, поступавшие как по каналам внешней разведки, так и от некоторых западных руководителей, он расценивал как провокацию. Даже в расквартированных в западных районах воинских частях многие командиры в июне 1941 года ушли в плановые отпуска. Никто в стране, от великого вождя до рядового пограничника, не был всерьез готов к тому, что ранним утром 22 июня 1941 года германские войска перешли советскую границу.

Сталин, похоже, был растерян. Настолько, что даже поручил выступить по радио с сообщением о нападении Германии на СССР В. М. Молотову. Сам вождь решился обратиться к народу только 3 июля. «Братья и сестры...» - так назвал он своих слушателей. Чтобы спасти страну, нужны были не «винтики», а патриоты...

Начало войны