История России
Россия в XX веке.

Главная страница

 

Содержание

Война в Испании

Самым серьезным испытанием для советской внешней политики в середине 1930-х годов стала гражданская война в Испании. Вначале СССР, как и Франция и Англия, придерживался политики невмешательства. Но Германия и Италия оказывали Франко открытую поддержку.

Хотя ключевую роль в сопротивлении играли троцкистская Всемирная рабочая партия и анархисты, Сталин не мог бросить левые силы Испании на произвол судьбы. Троцкий и так обвинял Сталина в измене делу революции, и продолжение политики невмешательства стало бы в глазах всего прогрессивного человечества лучшим подтверждением этих обвинений. Невмешательство в испанские события вызывало недоумение и у многих честных людей в СССР Сталин не хотел оставаться в стороне еше и потому, что опасался роста влияния троцкистов и анархистов в рабочем движении.

Но Советский Союз не мог себе позволить поддерживать испанских республиканцев открыто. В Европе это истолковали бы как попытку «экспорта революции», и с трудом налаженные отношения с европейскими странами пошли бы прахом. Максимум, на что решился Советский Союз, - это направить в Испанию советников. Многие из них были сотрудниками советских спецслужб.

В их задачу прежде всего входила борьба с троцкистами, анархистами и другими «отступниками». Коминтерн считал поражение троцкизма необходимым условием победы над фашизмом. Советские агенты не останавливались перед провокациями, и в результате руководители Всемирной рабочей партии были арестованы. В некотором смысле это способствовало поражению республиканцев в Испании.

Сталинские репрессии 1937-1938 годов в Европе расценили как проявление внутреннего кризиса в СССР. Во Франции открыто сомневались в прочности советского режима, Англия отвергла советское предложение созвать международную конференцию по предотвращению новой мировой войны.

Советское руководство доверяло Англии, Франции и их союзникам еще меньше, чем гитлеровской Германии, и в начале 1938 года Сталин начал искать сближения с Гитлером. Отношения с Англией и Францией стали еще хуже после того, как осенью 1938 года эти страны подписали с Германией Мюнхенские соглашения, позволившие Гитлеру в 1939 году полностью захватить Чехословакию. В Москве увидели в этом попытку направить агрессию Гитлера на восток.

Мир на западных рубежах стал особенно необходим Советскому Союзу после начала японской агрессии в Китае. В 1937 году Япония захватила практически весь северо-восток Китая и систематически испытывала на прочность дальневосточные рубежи СССР. В августе 1938 года жестокие пограничные сражения произошли у озера Хасан на границе с Кореей. Летом 1939 года японские войска попытались вторгнуться в Монголию, но были остановлены и разгромлены советско-монгольскими войсками на реке Халхин-Гол.

Весной и летом 1939 года Советский Союз вел переговоры с Францией и Англией о тройственном союзе, который гарантировал бы безопасность всей Восточной Европы от Румынии до Прибалтики. Переговоры начались, но протека­ли вяло. Кроме того, руководитель английской делегации не располагал необходимыми полномочиями. В конечном счете, все застопорилось из-за вопроса, пропускать ли советские войска через территорию Польши и Румынии.

С военной точки зрения, обойтись без этого было невозможно, но правительства Польши и Румынии категорически возражали. Англия и Франция молчаливо поддерживали их позицию, ибо не верили в искренность намерений советского руководства. У подобных сомнений были основания. 17 апреля 1939 года, в тот самый день, когда СССР предложил Англии и Фран­ции заключить соглашение, советский посол в Берлине высказался в том смысле, что Советский Союз заинтересован в самых теплых отношениях с Германией.

Две недели спустя Литвинов был смещен со своего поста, и место его занял В. М. Молотов. Правительство Германии, готовившее тогда нападение на Польшу, расценило это как смену курса и дало понять, что заинтересовано в сближении. 19 августа 1939 года Германия подписала с Советским Союзом торговое соглашение и предоставила крупный кредит. 23 августа министр иностранных дел Германии фон Риббентроп, наделенный чрезвычайными полномочиями, подписал в Москве советско-германский пакт о ненападении.