История России
От Екатерины II до Сталина.

Главная страница

 

Содержание

Правление Павла

Павел отдалился от матери задолго до Французской революции (события во Франции страшили его не меньше, чем всех остальных). Единственный раз, когда Екатерина решила узнать его мнение по вопросам внешней политики, выявил полное несходство взглядов, и с 1783 года Павел поселился в Гатчине, превратив ее в свое маленькое «государство».

У него было три батальона. выученные по прусскому образцу, которыми командовали незнатные офицеры (один из них, Аракчеев, сделал блестящую карьеру при Александре I). Павел всячески о них заботился, и служили они, несмотря на невиданную в русской армии дисциплину, не за страх, а за совесть.

В Гатчине Павел построил школу и больницу, православную, лютеранскую и католическую церкви (он отличался веротерпимостью), собрал библиотеку в 36 тысяч томов, создал фарфоровую мануфактуру и другие предприятия.

В Гатчине Павел не только сочинял воинские уставы и принимал парады, но всерьез работал над проектом государственного переустройства, сформулировав его в 38 пунктах «Наказа».

Часть этого плана он осуществил, многое выполнили его сыновья Александр I и Николай I, которые были очень близки с отцом. Верной его спутницей была и жена принцесса вюртембергская Мария Федоровна, разделявшая воззрения мужа.

Павел мечтал о золотом веке, который наступит в России под властью абсолютного монарха-философа. Придя к власти, он попытался воплотить эту утопию в жизнь. Но эмоции взяли верх над здравым смыслом. Больше всего ему хотелось перечеркнуть деяния ненавистной матери — и он начал именно с этого.

Прежде всего, он объявил амнистию всем политическим заключенным, среди которых было более 12 тысяч участников польского восстания 1795 года. Одновременно он стремился ограничить влияние дворянства, усматривая в нем не опору самодержавия, но угрозу своей абсолютной власти.

В государстве Павла привилегиями мог обладать лишь один человек — император, всем прочим оставалось только одно — служение государству. Многие десятилетия дворяне добива­лись исключительного положения в обществе, и вот теперь все пошло прахом.

Снова, как при Петре I, дворянин должен был начинать службу в звании рядового, снова дворяне подвергались телесным наказаниям. «Дворянин только тот, с кем я говорю, да и то, пока я оказываю ему эту честь», — любил повторять Павел. Неудивительно, что высшее общество ненавидело императора.