История России
Начало правления Романовых. От Петра I до Елизаветы.

Главная страница

 

Содержание

 

Соборное уложение

После тридцати лет правления Михаила Россия вышла из разрухи. Сельское хозяйство удалось привести в относительный порядок, осваивались новые плодородные земли на юге, во многих местах строились заводы, развивалась торговля. С соседями был мир, русские проникли далеко в Сибирь и вышли к Тихому океану. Государь правил, советуясь с боярами и с выборными «от всея земли». Обошлось даже без массового голода и эпидемий. И все же народ роптал.

Для недовольства были серьезные основания - население все больше нищало. Создавая систему обороны, приглашая иностранных специалистов осваивая новые земли, правительство, не задумываясь, пополняло казну за счет своих подданных. Но если в начале правления Михаила люди готовы были отдать последнее во имя спасения отечества, то теперь неподъемные подати вызывали все большее возмущение,

Смена царя вызвала надежду на облегчение. Но его не последовало. Напротив, в 1646 году правительство ужесточило налоговую политику. Власти старались учесть все податное население, вводили все новые налоги и сборы. Платить приходилось все время - оброки, деньги на выкуп пленных, деньги стрелецкие, деньги в подмогу подьячим, сторожам, палачам, вплоть до платы за право черпать зимой волу из проруби. Разумеется, доведенные до крайности подданные начинали прибегать к разным уловкам, последней из которых было бегство. Бежали куда угодно  - в Сибирь, в Польшу, в казаки, благо правительство все не ре­шалось ввести сыск беглых.

Лет через 10—15 беглый мог потихоньку вернуться на родину и пристроиться где-нибудь на новом месте, тем более что прежний помещик его, если он не был крупным земельным магнатом, к тому времени мог уже сам пойти по миру.

Поэтому казна больше надеялась на косвенные налоги. Уклониться от них было практически невозможно. Последней каплей стала пошлина на соль, введен­ная в марте 1646 года. Изобрел ее дьяк Назарий Чистой, вхо­дивший в ближайшее окружение Алексея Михайловича. Намерения у правительства были самые благие: в указе говорилось, что соляная пошлина будет всем ровна и лишнего платить никому не придется, в отличие от стрелецких и ямских денег, которые платить «иным тяжело, а иным легко... а иные и не платят, потому что ни в разряде списках, ни в писцовых книгах имен их нет».

Но правительство слишком резко подняло цену - с 13 до 33 копеек за пуд. В результате про­дажа соли резко сократилась. На Волге сгнили тысячи пудов рыбы, засолка которой обошлась бы втридорога. Почти сра­зу по всей стране начались массовые волнения.

Приближенные Алексея Михайловича недооценили угрозу. Они по-прежнему с увлечением проводили различные полезные государственные меры: продолжалось строительство Белгородской засечной черты, которую решили продлить до Симбирска, шли переговоры с Польшей о совместных действиях в борьбе против Крыма. Подготовка к войне требовала дополнительных расходов — нужно было закупать за границей вооружение, обеспечивать дипломатическую поддержку.

Добиться благосклонности иностранных держав в то время можно было, предоставив их купцам и промышленникам всевозможные льготы. Правительство шло на это, невзирая на недовольство, которое вызывало в народе засилье иноземцев. Не забывали приближенные государя и о своем кармане — за годы правления Михаила Романова вокруг него сложился устойчивый круг лиц, использовавших свое положение для того, чтобы набивать себе карманы. Первым из них был боярин Морозов, за двадцать лет едва ли не стократно увеличивший свое состояние. После свадьбы Алексея Михайловича, состоявшейся в начале 1648 года, Морозов попытался укрепить свое влияние и через десять дней женился на сестре царицы, породнившись, таким образом, с государем.

Возмущение Морозовым и его приближенными прорвалось в начале июня 1648 года. В Москве начались массовые выступления, в которых участвовали самые разные слои общества, от дворян до посадских людей. У всех были свои требования. Вначале москвичи хотели только, чтобы царь принял их челобитную, но бояре разорвали ее в клочки и приказали стрельцам разогнать толпу. На следующий день в городе разгромили дворы тех, кто был причастен к налоговым новшествам. Стрельцы бездействовали. Чтобы как-то успокоить толпу, царь велел казнить самого ненавистного из временщиков, судью Земского приказа Плещеева. Толпа не позволила даже довести его до плахи, вырвала из рук палача и растерзала. Убит был и дьяк Чистой. Толпа требовала выдать и Морозова, но царь спас своего наставника. Морозов отделался ссылкой.

Правительство не смогло опереться даже на дворян. Они били челом, что разорены войной и «сильными людьми, боярами, ближними людьми и властями духовными» и требовали немедленного введения бессрочного сыска беглых крестьян. Сложился временный союз служилых людей по отечеству (дворян), посадских людей и стрельцов. Обычно их интересы противоречили друг другу, но сейчас они выступали вместе. Молодой царь вынужден был прислушаться к бунтовщикам. Он удалил от себя наиболее ненавистных бояр и обещал учесть все требования на Земском соборе, который решено было созвать уже в июле. Летом по всем областям разослали грамоты, в которых было объявлено о начале работы над новым сводом законов  - Соборное Уложение. Подготовительная работа над Уложением велась уже довольно долго, и бунт лишь ускорил ее. К 1 сентября в Москву созваны были выборные, в течение нескольких месяцев обсуждавшие проект свода законов под названием Соборное  Уложение. 19 января 1649 года оно было обнародовано. Текст его был напечатан в двух тысячах экземплярах и разослан во все московские приказы и по городам в канцелярии воевод.

Работа над Соборным Уложением, однако, не смягчила народного гнева: во второй половине 1648 года произошли бунты едва ли не во всех крупных городах России. Правительство спешило закончить работу над Уложением. К этому подталкивала и напряженная обстановка на правобережье Днепра. Здесь в 1648 году началось восстание против польского господства под руководством Богдана Хмельницкого. Многие опасались, что это приведет к войне с Польшей.
Соборное уложение