История России
Начало правления Романовых. От Петра I до Елизаветы.

Главная страница

 

Содержание

 

Самозванец Лжедмитрий

Самозванец же спокойно занял Севск и начал набирать новое войско — на этот раз из крестьян, донских и запорожских казаков и жителей городов. Боевое крещение этого воинства оказалось неудачным: в битве под селом Добрыничи оно было полностью разгромлено.

Сам Лжедмитрий, едва не попав в плен, укрылся в Рыльске. Правительственные войска захватили много пленных. Немногочисленным полякам, еще воевавшим на стороне Лжедмитрия, сохранили жизнь. Всех прочих — детей боярских, стрельцов, казаков и простых мужиков - повесили без суда. После этого жесто­ко наказали мятежную волость, присягнувшую Лжедмитрию. Несколько тысяч жителей было казнено. Современники сообщали, что царь приказал убивать «не токмо мужей, но и жен и беззлобивых младенцев... и имения их расхищены быша и домове до конца разорены быша и огнем пожжены быша».

Власти хотели запугать сторонников самозванца, но террор привел к противоположному эффекту. Теперь присягнувшим Лжедмитрию нечего было терять. Две недели многотысячные правительственные войска осаждали деревянную крепость Рыльска, которую обороняло всего несколько сот стрельцов и казаков, - и вынуждены были отступить. Спустя некоторое время то же самое повторилось под крепостью Кромы.

Боевой дух царской армии с каждым днем падал. Местность вокруг была охвачена восстанием. Сторонники Лжедмитрия перехватывали обозы, мешали заготовке провианта. Положение усугубляли сильные морозы. Наконец в правительственных войсках тоже стали сомневаться: что если перед ними и впрямь царевич Дмитрий? Дворяне, не спрашивая разрешения, начали разъезжаться по поместьям, уводя своих людей.

Отступление привело Бориса Годунова в ярость, но он ничего не мог сделать. Положение на южных границах с каждым днем становилось все хуже. Крепость за крепостью принимала сторону самозванца. Правительство пожинало плоды своей политики освоения Дикого поля. Дело в том, что большинство крепостей там было основано в период с 1585 по 1599 год. Постоянного населения на этой территории практически не было, лишь немногочисленные вольные казаки, которые вовсе не стремились попасть под власть московского цари (как, впрочем, и любого другого правителя). Теперь их определили на службу, но новые порядки были этим людям совсем не по нутру.

Недовольство зрело и в крепостях. Сформировать множество гарнизонов одновременно из профессиональных военных правительство было не в состоянии, и набирало для службы в них людей из низших сословий. Кое-где воеводам разрешено было записывать на службу помещичьих крестьян, вольных людей с посадов, казаков, стрелецких детей и просто гуляших людей. Стекались туда и беглые крестьяне и холопы. Иной раз достаточно было привести с собой лошадь, чтобы быть записанным на службу, — воеводы предпочитали лишних вопросов не задавать. Служба была тяжелой, многие пытались самовольно ее оставить. Беглых били кнутом и заключали в тюрьму. Некоторых ожидала смертная казнь.

Недовольны были и московские стрельцы, которых посылали в эту глушь для укрепления гарнизонов. По уставу они должны были служить там несколько месяцев до прибытия смены, но на деле застревали в крепостях на неопределенное время, оставив в столице семьи и доходные промыслы.

Наконец, за Лжедмитрия горой стояло южное мелкопоместное дворянство. Дворяне неохотно переселялись на южные неосвоенные земли, поэтому правительство отправляло туда на житье детей боярских из мелкопоместных семей принудительно. Им давали небольшие участки земли, но обрабатывать их они должны были сами. Голод и крестьянские законы Годунова поставили этих людей на грань разорения, и терять им было нечего.

Весной 1605 года правительственные войска полностью утратили боеспособность. В течение многих недель огромная армия стояла под небольшой крепостью Кромы, которую удерживали сторонники Лжедмитрия, Дожди, болезни и весеннее половодье измотали войско, солдаты разбегались. Многие знали, что царь болен и долго не протянет. И действительно, 13 апреля 1605 года Борис Годунов скончался. Приближенные его сообщают, что в последние недели перед смертью он все чаше впадал в сомнения, почти лишался рассудка и не знал, верить ли ему, что Дмитрий жив или что он умер.

К лету 1605 года все южные области России, в освоение которых правительство Годунова вложило столько сил и средств, оказались охвачены восстанием. Дорога на Москву была открыта.
Самозванец Лжедмитрий

<<<Назад