История России
Начало правления Романовых. От Петра I до Елизаветы.

Главная страница

 

Содержание

 

Самозванец Лжедмитрий

Зимы в 1601 — 1602 годах были долгими и многоснежными. Летом неделями лили дожди, а иной раз выпадал и снег. Озимые гибли под снегом, яровые хлеба гнили на корню. В начале 1603 года цены на хлеб поднялись в 18 раз, деньги стремительно теряли цену, а запасов больше не было.

Голодающие толпами стекались в столицу, но помощи уже не получали. В крупных городах съели всех кошек и собак, были случаи людоедства. Люди умирали от голода прямо на улицах. В Москве только в трех братских могилах похоронили 127 тысяч человек, в основном тех, кто пришел в столицу в надежде на спасение. Москвичей хоронили, как правило, на церковных кладбищах, и сколько их легло в землю - даже не считано. Современники полагали, что вымерла треть царства Московского. Участились разбои, и на борьбу с ними при­ходилось высылать специальные отряды под командованием опытных воевод.

Следующий год поначалу был полегче, но мало у кого осталось зерно для посева. И все же цены на хлеб немного понизились. Но позднее катастрофа повторилась - снова непрерывные дожди и ранние заморозки. Летопись сообщает, что «на Москве среди лета выпал снег великий и мороз был, в санях ездили». Это значит, что снег лежал, по меньшей мере, два-три дня. К этому времени хлеб подорожал уже в 25 раз.

Именно в это время в Литве объявился человек, называвший себя сыном Ивана Грозного царевичем Дмитрием (в историю он вошел под именем Лжедмитрия 1), якобы чудом избежавший смерти и долгие годы скрывавшийся по монастырям. Он был неплохо образован, знал придворный этикет, многие секреты московского двора и подробности событий в Угличе. Некоторые ему верили, другие делали вид, что верят. Вскоре он был принят в замке сандомирского воеводы Юрия Мнишека в Самборе. Нашлись люди, помнившие Дмитрия по Угличу и подтвердившие, что беглый монах - сын Ивана Грозного.

Польские князья, которых не устраивал мир с Россией, решили воспользоваться случаем и помочь Дмитрию (Лжедмитрию) взойти на московский престол. К ним присоединились иезуиты, замолвившие за него слово перед польским королем Сигизмундом III. В обмен на поддержку Лжедмитрий согласился выполнить ряд условий. Мпишеку он обещал выплатить миллион злотых, жениться на его дочери Марине и передать ей в удел Псков и Новгород, королю - часть русских земель, иезуитам - обратить Русь в католичество.

В Москве Лжедмитрия I называли самозванцем, беглым монахом Чудова монастыря Гришкой Отрепьевым (эту версию разделяют и многие историки). Но кем бы ни был этот человек на самом деле, многое говорит о том, что он искренне верил в свое царское происхождение. Он, конечно, не был настоящим царевичем Дмитрием, во всяком случае, был совершенно здоров и характером ничем не напоминал Ивана Грозного.

Лжедмитрий появился в неудачное для Москвы время. Голод и разбои подорвали боеспособность дворянского ополчения. Только что русские войска потерпели крупное поражение на Северном Кавказе - семитысячная армия была почти полностью истреблена черкесами и турками. Нехватка людей не позволяла наладить исправную службу в пограничных крепостях. На южных рубежах России началось брожение. Донские казаки готовы были нести службу, лишь пока власть в Москве была сильна и регулярно снабжала их всем необходимым. Теперь же они сами были не прочь напасть на русские города.

Осенью 1604 года войско Лжедмитрия I (около двух тысяч наемников) вторглось в Россию. В Москве недооценивали опасность, считая, что Польша просто провоцирует Россию нарушить перемирие. Между тем Лжедмитрий был прекрасно осведомлен обо всем, что происходит в России, и учитывал сложившуюся в стране ситуацию.

Именно поэтому он наступал на Москву через южнорусские земли, где тяготы голода и государевой службы привели помещиков почти к полному разорению. Учитывал самозванец и то, что южные окраины со времен Ивана Грозного были местом ссылки. Сюда же бежали из Речи Посполитой все недовольные, которых становилось все больше с момента подписания Брестской унии. Они связывали с опальным царевичем немалые надежды. Еще на пути от Львова до Киева многие крестьяне «показачились» и вступили в армию самозванца.

Лжедмитрий привлек на свою сторону значительную часть населения. Еще задолго до подхода войск самозванца народ требовал от властей признать «истинного государя». Армии Лжедмитрия даже не приходилось сражаться  - все участие наемников в военных действиях сводилось к грабежам. Русские воеводы ничего не могли сделать: «смутишася черные люди и перевязали воевод». Восставшие обращали свой гнев не на бояр и дворян, а на воевод, московских стрельцов и всех, кто выступал против «доброго царя». Тех же, кто признавал его власть, щадили. Поэтому войско Лжедмитрия росло как снежный ком, города и крепости открывали ворота, едва заслышав о его приближении.

Новгород-Северский защи­щала 25-тысячная армия, которая легко могла бы разбить вой­ско самозванца. Но царские воеводы промедлили, и в конце декабря 1604 года польские гусары стремительно атаковали, зах­ватили знамя правительствен­ных войск и ранили главнокоман­дующего князя Мстиславского. Этот рейд привел царских воевод в замешательство, и они по­спешили отвести войска. Наемники праздновали победу и требовали от самозванца денег, но заплатить им было нечем. Возмущенные солдаты покинули лагерь. Решив, что поло­жение Лжедмитрия безнадежно, уехал в Польшу и его покровитель Юрий Мнишек.
Самозванец Лжедмитрий

Далее>>>