История России
Эпоха Рюриковичей. От древних князей до Ивана Грозного.

Главная страница

 

Содержание

Измена Ивану Грозному князя Андрея Курбского

Все шло прекрасно, пока мнение советников совпадало с точкой зрения Ивана Васильевича. Возражения, даже разумные и осторожные, казались ему если не злым умыслом, то навязчивой опекой, подрывавшей достоинство самодержавного государя. Несколько раз это приводило к открытым конфликтам. Одно из таких столкновений, способное подорвать доверие к своим приближенным даже у не столь подозрительного и самолюбивого человека, как Иван Васильевич, произошло в 1553 году.

Царь тогда тяжело заболел и сам не верил в свое выздоровление. Он просил бояр присягнуть своему сыну, царевичу Димитрию. Однако двоюродный брат Ивана Васильевича, князь Владимир Андреевич Старицкий, заявил, что по древнему обычаю как старший в роде сам предъявит права на престол. Знать разделилась, причем Сильвестр и отец Алексея Адашева приняли сторону Владимира Андреевича. Причина была в неприятии советниками царицы Анастасии и ее родственников. В конечном счете, уговоры и угрозы возымели свое действие — многие опасались, что Иван все же выздоровеет, и тогда гнев его будет страшен. Последним, чуть ли не насильно, был приведен к присяге Владимир Старицкий.

Государь действительно выздоровел. Адашев и Сильвестр сохранили свое положение, реформы продолжались. Но Ивану Васильевичу теперь понадобились советы другого рода. Отправившись на богомолье в Кириллов монастырь, царь долго беседовал со старым советником своего отца, старцем Вассианом Топорковым. Спрашивал он о том, как «сильных своих в послушестве имети». Старец рекомендовал приструнить бояр. «Топорок, сиречь малая секира, - говорил потом Андрей Курбский, — обернулся великой и широкой секирой, которой посечены были благородные и славные мужи по всей великой Руси».

Топорков был не единственным подстрекателем. Иско­ренять боярское самовольство, казнить интриганов и еретиков лютой смертью советовал и знаменитый дворянский публицист Иван Пересчетов, выступавший сторонником «правды и порядка» в государстве. Избранная рада тоже выступала против боярского самовластья, однако реформаторы забрали себе слишком много воли. «Сами государилися, как хотели, а с меня есте государство сняли», — упрекал позже их Иван Васильевич.

В 1560 году Адашев и Сильвестр были удалены от престола. Говорили, что царь заподозрил их в том, что они отравили его любимую жену. Сам Иван Васильевич в одном из своих посланий упоминает, что царица стала неугодна советникам «единого ради малого слова». Но Анастасия долго болела и скончалась уже после того, как советники попали в немилость. Вероятнее всего, истинной причиной опалы стали глубокие расхождения между государем и его приближенными из-за начавшейся в 1558 году Ливонской войны.

Иван Грозный начал ее за право торговли на Балтике. России принадлежало в те времена устье Невы и южное побере­жье Финского залива вплоть до реки Нарвы, за которой начиналась Ливония. Несмотря на то, что летом 1557 года дьяк Иван Выродков построил в устье реки Нарвы, ниже Иванго - рода, морской порт, иноземные корабли туда не заходили. Купцам препятствовали Ливония и Швеция.

Царь предполагал, что слабая Ливония не выдержит первых же ударов русских войск. Советники, и прежде всего Адашев, противились этому решению. Они считали, что прежде надо покончить с Крымским ханством, и посылали туда военные экспедиции, не имевшие успеха. Военных побед в Прибалтике добиться, тоже не удалось. Было объявлено перемирие, во время которого Ливонский орден договорился о переходе своих земель под протекторат Польши и Великого княжества Литовского. Другие части Ливонии отошли к Швеции и Дании. Лишь начавшаяся в 1563 году война между Швецией и Данией спасла Россию от войны с тремя противниками.

Место Адашева теперь было на войне с Ливонией. В отличие от другого советника государя, князя Андрея Курбского, воевал Адашев плохо. В конце концов, его отстранили от командования и перевели в Юрьев в распоряжение воеводы, а земли конфисковали. Сильвестр пытался защитить своего старого товарища, но тщетно. Тогда Сильвестр добровольно удалился в монастырь.

Дело Адашева было передано на суд боярской думы. На ходе разбирательства сказались слухи вокруг смерти царицы. Адашев и Сильвестр были заочно признаны злодеями. Сильвестра заточили в Соловецкий монастырь, а Адашева взяли под стражу. Через два месяца он умер, явно вопреки желанию царя, потому что было назначено специальное расследование обстоятельств смерти.
Измена Ивану Грозному князя Андрея Курбского

Далее>>>