История России
Эпоха Рюриковичей. От древних князей до Ивана Грозного.

Главная страница

 

Содержание

Земля и вера

Земля была основой власти в XV веке. Особую ценность представляли собой плодородные и обработанные земли, приносящие хороший доход. Не удивительно, что за годы междоусобной войны церковь сосредоточила в своих руках огромные богатства. Враждующие князья передавали или продавали свои земли церкви в надежде на поддержку. Монастыри прибирали к рукам вотчины погибших или умерших во время чумы князей. Поскольку все были уверены в скором конце света, который ожидался в 7000 году от сотворения мира (1492 год по нашему летосчислению), считалось, что самый верный способ спасти свою душу — завещать владения монастырю, чтобы монахи молились за упокой «до скончания времен». Даже во время войн монастырские земли старались не трогать, и церковные владения процветали. К тому же у монастырей были сильные военные отряды.

Но с установлением на Руси сильной государственной власти земля понадобилась и великому князю. Поместья были нужны ему, чтобы жаловать своих слуг. Иван III первым попытался перераспределить церковные земли в пользу великокняжеского престола. Частично ему удалось это во время знаменитого похода на Новгород. Тогда государь изъял более половины владений шести богатейших новгородских монастырей. Это были огромные богатства. Только новгородскому собору Св. Софии принадлежало более 2500 сел. Высшие новгородские иерархи и бояре видели в действиях Ивана III происки антихриста.

Получив владения новгородских монастырей, Иван III подумывал о том, чтобы распространить этот удачный опыт на всю страну. Многие его в этом поддерживали. В числе главных союзников были сторонники старца Кирилло Белозерского монастыря Нила Сорского. Они считали «стяжание богатств» противным истинному христианству (отсюда и их название — «нестяжатели»). Это мнение разделяли и бояре, опасавшиеся за собственные вотчины, и новгородские еретики. Еретики не верили в скорый конец света, отрицали поклонение иконам и божественную сущность Иисуса. Ересь была выгодна велико­княжескому престолу, поэтому Иван III не препятствовал ее распространению. Лишь когда ее сторонники заговорили о том, чтобы созвать собор, посвященный вопросам веры, московские власти зашевелились. Митрополит Зосима, терпимо относившийся к ереси, в 1490 году вынужден был созвать церковный собор по делу новгородских еретиков, укрывавшихся в Москве.

Главным обличителем ереси стал Иосиф Волоцкий, фанатичный и решительный монах, основавший под Волоколамском монастырь с очень строгим уставом. Его блестящие про­поведи всколыхнули всю Русь. Ради победы над своими противниками он не гнушался клеветой и доносами. Еретики на соборе были осуждены. Сторонникам вольнодумцев удалось смягчить удар — обошлось без казней. Еретиков прокляли, некоторых отправили в заточение, других вернули в Новгород и там, проведя по улицам в позорных «бесовских» колпаках и одеждах, изгнали из города.

Но московских еретиков эти гонения не коснулись. Авторитет их только укрепился, когда минул 1492 год, а конец света так и не настал. «Если Христос был мессия, что же не является Он в славе?» — говорили они. Зосима объявил, что новое тысячелетие (от сотворения мира) открывает новую эпоху, эпоху нового Рима — Москвы и нового царя — Ивана III. Еретических взглядов не скрывали видные бояре и при­ближенные государя. Противостоять столь влиятельным людям открыто Иосиф Волоцкий не мог, поэтому, ожидая свое­го часа, постарался войти в окружение сына великого князя, Василия.

В 1503 году был созван собор, на котором великий князь поднял вопрос о монастырских имуществах. Нестяжатели не смогли тогда доказать свою правоту, но Иосиф Волоцкий хорошо понимал, что Иван III не отступится. Поэтому он постарался переключить внимание великого князя на не менее важное, с точки зрения церкви, дело — розыск и наказание еретиков. В 1504 году был созван еще один собор, посвящен­ный искоренению ереси.

На этот раз Иван Васильевич судил быстро и сурово. Несколько человек приговорили к сожжению, других — к заточению. На беду свою, сторонники Нила Сорского стали возражать. «Не подобает нам судити никого... но подобает молитися о них, а в заключение не посылати», — говорил старец Геронтий, Иосиф Волоцкий восполь­зовался этим, чтобы заподозрить в ереси самих нестяжате­лей, обвинив их в связях с боярами-еретиками. Его сторонники (они вошли в историю как «иосифляне») пред­ложили великому князю помощь в искоренении крамолы.

Для этого предполагалось использовать новейший зарубежный опыт - практику испанской инквизиции. Они надеялись, что в благодарность за такую услугу государь оставит неприкосновенными церковные владения. Неизвестно, пошел бы Иван III на такую сделку: в 1505 году он умер. Борьба между нестяжателями и иосифлянами разгорелась с новой силой.
Земля и вера