История России
Эпоха Рюриковичей. От древних князей до Ивана Грозного.

Главная страница

 

Содержание

Конец новгородской вольности. Присоединение Новгорода к московскому княжеству.

Иван III, воспользовавшись этим, обвинил новгородцев в измене — ведь они нарушили договор, который заключили в 1456 году с его отцом. Возмущены были и высшие московские церковные иерархи — заключив союз с Литвой, Новгород попытался выйти из-под власти московской митрополии. Поступок новгородцев был опасен для Москвы и тем, что Казимир еще прежде вошел в союз с ханом Большой Орды Ахматом. У Ивана III были все основания опасаться удара со стороны Литвы и Орды, поэтому его дипломаты начали переговоры с крымским ханом Менгли-Гиреем. Они продвигались успешно, и, не дожидаясь их окончания, в июле 1471 года Иван Васильевич двинул на Новгород большое войско.

Война была недолгой, но кровопролитной. Московский великий князь шел на Новгород «не яко на христиан, но яко на иноязычник и на отступник православья». И московские ратники шли в бой не против своих братьев, а за православную веру. В самом деле, рассуждали они, зачем новгородцы отдались католическому («латинскому») государю? Зачем архиепископа своего хотели поставлять не на Руси, а в Литве? Ведь литовский митрополит Григорий поставлен константино­польским патриархом, а государь Иван Васильевич объявил, что с завоеванием Константинополя турками (в 1453 году) ис­тинное православие у греков пресеклось.

На Новгород шли как в крестовый поход и в битве держались стойко, не испытывая сомнений. Московским воинам велено было «жечь, и пленить, и в полон вести, и казнить без милости жителей за их неповиновение своему государю великому князю», и они честно исполняли свой долг. Новгородцы были ошеломлены - ведь многие годы до того они привыкли видеть москвичей союзниками, а московского князя и митрополита своими духовными лидерами.

В середине июля 1471 года московский воевода, князь Даниил Холмский, легко разбил новгородские полки в битве на реке Шелони. Пало более 12 тысяч новгородцев. После этого войска двинулись к Новгороду. Казимир IV не смог помочь союзнику. Литовские земли опустошал крымский хан Менгли-Гирей, с которым Иван III смог заключить союз.

Путь Ахмату перекрыли касимовские царевичи. Понимая, что им не выстоять, новгородцы запросили мира. Иван III согласился при условии, что Новгород отречется от союза с Казимиром, выплатит 15500 рублей и признает за великим князем московским высшую судебную власть. Со своей стороны он соглашался оставить в неприкосновенности вече. Литовско-новгородский союз был подорван, но пока Новгород сохранял остатки независимости, Иван III не мог быть спокоен.

Предлог нашелся скоро. Как-то новгородские послы назвали Ивана Васильевича «государь», а не «господин», как было принято прежде. Оговорка имела очень серьезные последствия. По московским понятиям, назвать человека «государь» — значит признать его полную власть и свое безоговорочное подчинение. Обращение же «господин» использовалось между равными. В Новгороде прекрасно понимали, что Москва без колебаний воспользуется этим промахом, и тут же объявили, что послы действовали без ведома вече и превысили свои полномочия.

Вышло еще хуже - Иван III разгневался и, обвинив новгородцев в измене, выступил в поход. Осадив Новгород, он потребовал, чтобы новгородцы полностью отказались от независимости и подчинились Москве. В январе 1478 года новгородцы сдались на условиях Ивана III. В Новгород прислали московских наместников, вече было упразднено, а вечевой колокол, символ новгородской вольности, и Марфа Борецкая отправлены в Москву. Иван Васильевич обошелся без массовых казней — он просто переселил тысячи новгородских семей в другие области Руси, а их земли отдал купцам и служилым людям из Московского княжества. Это подорвало экономическую основу новгородской государственности, и Новгород сделался второстепенным городом.

В 1480 году Ахмат все же решился идти на Русь. Летом он подошел к реке Угре, отделявшей Московское княжество от Литвы, и расположился там, ожидая подхода войск Казимира. Но литовские войска так и не подошли — помешал крымский хан Менгли-Гирей. Две рати, татарская и русская, стояли против друг друга полгода, лишь изредка вступая в мелкие стычки. В это время по глубоким тылам Ахмата, далеко в Поволжье, прошел соединенный русско-татарский отряд под командованием воеводы Ноздреватого и царевича Нур-Даулет-Гирея. Опасаясь за свои владения, Ахмат отступил. После этого Иван III уже не считал нужным вести переговоры о выплате дани и выслал ханских послов. «Стояние на Угре», в котором Руси противостояло далеко не самое сильное из ханств, принято считать концом монголо-татарского ига, хотя фактически дань Орде перестал платить еще Василий Темный.

Вслед за тем настала очередь Твери. Стоило тверскому князю Михаилу Борисовичу заключить договор с Литвой, как Иван III тут же объявил ему войну. Тверичи помнили опечальной судьбе Новгорода, и не оказали своему князю никакой поддержки (как, впрочем, и Казимир). Тверские бояре били челом Ивану Васильевичу, и, в конце концов, Михаилу Борисовичу пришлось бежать в Литву. В 1485 году Тверское княжест­во было присоединено к Московскому.

Последние годы правления Ивана III отмечены войной с Литвой. В 1492 году умер великий князь литовский и король польский Казимир, В польско-литовском государстве началась страшная неразбериха, и Иван Васильевич, считая себя законным государем всех русских земель, воспользовался случаем отобрать у Литвы так называемые Северские княжества, лежавшие в верховьях Оки. Впервые за двести лет московские рубежи продвинулись к юго-западу, к «матери городов русских» — Киеву.
Конец новгородской вольности. Присоединение Новгорода к московскому княжеству.