История России
Эпоха Рюриковичей. От древних князей до Ивана Грозного.

Главная страница

 

Содержание

Конец монгольского владычества

В 1396 году в Киеве, который принадлежал тогда Литве, объявился Тохтамыш, бежавший после поражения на Тереке. Витовт взялся помочь Тохтамышу вернуть ханский престол. По условиям договора, который Витовт и Тохтамыш заключи­ли в 1398 году, в случае успеха все русские княжества, в том числе и Московское, переходили под власть Литвы, а хану ос­тавались земли за Волгой. Стоит ли говорить, что от Василия это держали в строжайшей тайне.

Летом 1399 года войско Витовта выступило против Темир-Кутлуга и Едигея, ставленников Тимура, захвативших власть в Орде. Под литовским знаменами собралось около ста тысяч человек, в основном русские ратники из Западной и Южной Руси, а также литовцы, поляки и даже немецкие рыцари. Сибирских татар, прибывших с Тохтамышем, было совсем не­много.

Темир-Кутлуг, ожидая подхода основных сил, начал долгие переговоры. Витовт дал втянуть себя в бессмысленные препирательства. Вскоре подошли войска Едигея, и 12 августа 1399 года на левом берегу реки Ворсклы началась битва. Закончилась она полным разгромом Витовта и Тохтамыша. В этой битве пали многие герои Куликовской битвы, в том числе прославленный воевода Дмитрий Боброк. Воины Еди­гея преследовали бежавших до самого Киева.

Сам Витовт с не­большой дружиной заблудился в глухом лесу. Вывел его один из потомков Мамая. В благодарность Великий князь литов­ский пожаловал ему княжеский титул и урочище Глину. От этого человека и пошел род Глинских, давший миру Ивана Грозного.

Поражение на Ворскле так ослабило Литву, что она не мог­ла больше рассчитывать на полную независимость. В 1401 году была подтверждена уния между Литвой и Польшей. Москва волею судьбы осталась в стороне, а победителями стали Темир-Кутлуг и Едигей. Первый вскоре умер, и фактически в Орде правил Едигей, который возвел на престол юного Шадибека. Московский князь присягнул новому хану. Тохтамыш ушел в Заволжье, после смерти Тимура он попытался вернуть власть, но был убит.

Едигей мечтал снова превратить Русь в «верный улус» Орды. Вначале он действовал дипломатично. Его старый враг Витовт все еще думал о том, чтобы объединить под своей властью все русские земли. Едигей воспользовался этим и всячески разжигал взаимные подозрения между Витовтом и Василием Дмитриевичем. Московский князь вел себя сдержанно и не стал по­могать смоленскому князю Юрию, когда тот пытался отвое­вать свой город у Витовта. В 1405 году Витовт объявил войну Новгороду и напал на Псковскую землю.

Литовцы творили страшные злодеяния — только под псковским городом Вороначем они «накидали две лодки мертвых детей». Псковичи и новгородцы обратились к великому князю, и на этот раз Василий Дмитриевич пришел на помощь. Началась война. Из Ор­ды в поддержку московскому князю прислали войска, но они не столько сражались, сколько грабили по пути русские земли.

У Витовта тоже все складывалось не лучшим образом - как только союз его с сильнейшим православным правителем распался, его православные подданные перешли на службу к великому князю московскому. И не только православные, но и литовцы, которых не устраивало правление Витовта. К счас­тью, до серьезных событий не дошло — и Витовт. и Василий Дмитриевич прекрасно понимали, кому выгоден их конфликт. Простояв в 1408 году несколько дней на пограничной реке Уг­ре, они заключили мир. После этого Витовт больше не воевал ни против Москвы, ни против Новгорода и Пскова.

Едигей, убедившись, что «малой кровью» восстановить могущество Орды не удастся, сам вторгся на Русь, требуя возобновить выплату дани. Разорив Владимирско-Суздальскую зем­лю, он подступил к Москве, сжег посад, но Кремль взять так и не смог. Не пришел к Едигею на помощь и тверской князь, ко­торому велено было явиться к Москве с пушками. Три недели стоял Едигей у стен Кремля, но тут случилась смута в Орде, и ему пришлось спешно возвращаться. Своей цели он так и не добился.

В последние годы правления Василия Дмитриевича войны обходили Русь стороной. Но покоя не было — русскую землю терзали лютые зимы, засухи, мор и голод. «И тако вымроша, яко и жита бе жати некому», — говорит летописец. Но все это было лишь преддверием испытаний. Настоящее бедствие постигло Русь со смертью великого князя.
Конец монгольского владычества