История России
Эпоха Рюриковичей. От древних князей до Ивана Грозного.

Главная страница

 

Содержание

Междоусобные войны Русских князей

Главной заслугой Долгорукого считают вовсе не захват киевского стола, а укрепление Ростово-Суздальского княжества. Юрий Долгорукий решительно отказался от борьбы с половцами (изматывая своими набегами южные княжества, они стали его союзниками), обратив свою политику на север и восток. Он воевал с Волжской Булгарией и Новгородом за контроль над торговыми путями. Эту политику продолжил и его сын Андрей Боголюбский, крепко державший ключ от торгового пути по Волге.

В жизни Юрия Долгорукого было одно знаменательное событие, которому он, наверное, даже не придал значения. Как-то в 1147 году он заехал в городок на Москве-реке, место встречи с одним из его союзников, чернигово-северским князем Святославом Олеговичем (отцом князя Игоря, о котором повествует «Слово о полку Игореве»), а незадолго до смерти распорядился этот городок укрепить. События эти были отмечены в летописи, и 1147 год принято считать датой основания Москвы, хотя археологические раскопки показывают, что город к этому времени существовал не менее 50 лет, а многочисленные поселения в историческом центре современной Москвы — еще дольше.

После смерти Юрия Долгорукого киевский стол оказался свободен. До конца XII века киевляне, стремясь избежать борьбы за свой город, которая всякий раз заканчивалась его разорением, одновременно приглашали князей от двух соперничавших партий. Тот князь, что считался старшим, жил в Киеве, а другой — в одном из княжеских замков неподалеку.

Считалось, что они проводят согласованную политику. Главным ее направлением было противодействие половцам, поэтому Киев постоянно координировал свои действия с Переяславлем. Значительные силы отвлекала и борьба с Владимиро-Суздальским княжеством, которое и после смерти Юрия Долгорукого всеми силами стремилось подчинить себе Киев. В 1169 году город захватил княживший в Ростово-Суздальской земле Андрей Боголюбский. Возмущенный летописец рассказывает об этом как о полной катастрофе, но на самом деле грабеж, учиненный войсками Андрея и приведенными им половцами, не нанес большого ущерба.

В последующие годы в Киеве ведется летописание, строятся храмы, организуются походы на половцев. Но Киев перестал быть общерусской столицей: отдав город своему младшему брату Глебу, сам Андрей принял титул великого князя и вернулся во Владимир-на-Клязьме.

В последующие несколько десятилетий история Руси представляет собой череду альянсов и войн за политическое господство. Говорить о каком-либо единстве не приходится, оно становится недостижимым идеалом, который оплакивает «Слово о полку Игореве»; даже внешняя опасность не способна объединить князей. Между тем половцы, могущество которых было серьезно подорвано походами Владимира Мономаха, почувствовав слабость враждующих между собой княжеств, вновь устремили взоры на Русь.

К середине XII века половцы стали не столько врагами, сколько союзниками. У каждого князя были «свои» половцы, с которыми его связывали договорные обязательства, брачные и дружеские узы. Такие прочные связи существовали не только у князей. Десятилетия войн, сопровождавшихся массовым захватом пленных, привели к тому, что к середине XII века на Руси и в пограничных степях жило множество половцев, а в половецких кочевьях — славян.

Были в степях и поселки вольных русских поселенцев — так называемых «бродников», из потомков которых многие годы спустя стало формироваться казачество. И в степи, и на Руси звучала русская и половецкая речь. Половцы целыми родами принимали христианство, причем те, что кочевали в западных степях, — католичество.

Князья давно приглашали кочевников на свои земли. Так, еще в конце XI века киевские князья позволили поселиться по реке Рось торкам, печенегам и берендеям, которых половцы изгнали из степей. За землю они были обязаны киевским князьям военной службой. В середине XII века поселенцы образовали племенной союз, известный как «Черные клобуки». Несмотря на трения с киевскими князьями (в 1121 году часть тор-ков и печенегов ушла от Владимира Мономаха, который слишком жестоко приводил их к покорности), они всегда оставались верными их вассалами — зачастую более честными, чем русские князья, готовые предать сразу же после крестного целования.

Расселяли враждебных половцам кочевников на Черниговском и Переяславском пограничье и даже вдалеке от границ — во время войн Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского за Киев часть берендеев была расселена во Владимире-Суздальской земле. «Черные клобуки» сражались против половцев вместе с русскими войсками. Одновременно в середине XII века многие русские князья действовали против своих соперников в союзе с так называемыми «дикими половцами» (то есть не входящими в крупные половецкие политические объединения). Эти кочевники не были вассалами и участвовали в походах лишь ради добычи.

Начиная с 1170-х годов и вплоть до конца XII века половцы, воспользовавшись беспрерывными усобицами русских князей, усилили натиск на Русь. Вначале они не были объединены, так что у русских князей оставаясь, свобода политических и военных союзов. Но в 1172 году у половцев появился новый вождь — Кончак, стремившийся собрать под свое начало несколько половецких орд.

К концу 1170-х годов в степи ему не было равных. Поначалу он ограничивался лишь небольшими походами на русские княжества, но со временем включился в борьбу русских князей за киевский стол. История этой долгой и, в общем, бессмысленной войны, поскольку киевский стол уже утратил свое политическое значение, важна для нас потому, что в ней принимал участие северский князь Игорь Святославич и другие герои «Слова о полку Игореве».

Главным же итогом войны стало разорение южнорусских княжеств и окончательное отделение Руси от приазовских и причерноморских земель. К концу XII века Тмутаракань — уже «земля незнаемая», а лесостепи между Северским Донцом и Доном постепенно обращаются в «Дикое поле». Установив господство в степях, Кончак не пропускал через свои земли русские войска, однако купеческие караваны из Руси в Закавказье проходили беспрепятственно.
Междоусобные войны Русских князей